.
Замена незаменимого
25.12.2017
Визовые центры в Украине контролируют… россияне
25.12.2017

Вырваться из порочного круга

Во популизмом традиционно понимают риторику, которая апеллирует к неудовлетворенность жизнью, страхов и надежд электорально значимых общественных групп, противопоставляя их интересы элите или другим менее привлекательным из-за своей численность социальным, этнорелигиозные или иным слоям. В основе популизма всегда лежит стремление во что получить как можно большую поддержку, обычно чтобы конвертировать ее во власть во время выборов или удерживать ее, уже находясь у руля.

Целью понравиться подчиняются все публичные действия и заявления популистов, которые обычно резко отличаются от истинных мотивов и намерений их похода во власть. Как следствие — после получения высоких кресел обещания не выполняются или выполняются внешне, исключительно для создания эффектной картинки, а не для достижения ожидаемого избирателями результата.

Различают левый и правый популизм. И именно первый в виде социал-популизма наиболее распространен в современном мире. О нем главным образом мы и будем вести речь. В течение ХХ века сильные позиции социал-популистов в капиталистическом мире были в странах Латинской Америки, где как раз и наблюдались одни из худших темпов экономического роста, частые экономические потрясения, высокие показатели бедности и политической нестабильности. Мало кто из них к началу XXI века избежал разрушительных последствий этой тенденции. Особенно заметно это было на фоне других развивающихся стран, и прежде всего азиатских. При этом обещанные популистами изменения к лучшему для широких слоев населения не наступали, а действия власти должны тяжелые последствия в следующих десятилетиях.

Опасными являются разве что проявления правого популизма: агрессивный расизм, этнорелигиозная нетерпимость и другие формы ксенофобии. Однако в современном мире они случаются не так часто и существуют обычно в виде сплавов с социал-популизмом. И в отличие от последнего к ним имеет стойкое отвращение большинство общества в разных странах.

Унаследованное и приобретенное

Питательная среда для расцвета социал-популизма в постсоветской Украине формировала, с одной стороны, наследие СССР в виде антииндивидуализму, антибуржуазности, патернализма, глубоко вкоринюваних в сознание большинства социума коммунистической пропагандой и радикальными методами форматирования сознания или и физической селекции населения. А с другой — люмпенизация и жалкие условия жизни основной массы граждан, торможения и половинчатость даже осуществляемых реформ, медленное социальное структурирование. Наш социум остается глубоко патерналистским. Издание Института социологии НАНУ «Украинское общество: мониторинг социальных изменений» по 2014-й свидетельствуют: в позапрошлом году только 9% граждан старше 55 лет (то есть родившихся в 1959-м и раньше), считали, что люди должны сами создавать себе условия жизни, а не полагаться на правительство. Однако среди молодежи до 30 лет (родившийся с 1984-го и сформировалась уже в независимой Украине) таких было только 24%, а среди людей среднего возраста — 17,3%. Зато защите населения от экономических проблем считали задачей государства 76,8% граждан, которые не работают, 73,4% — занятых в государственном и даже 71,7% — в частном секторе.

Вынужденные попытки выполнения хотя бы части разнонаправленных обещаний подрывали экономику, загоняли страну в долговую яму, разрушая мотивацию к производству

Согласны с неизбежным для капиталистического общества значительным социальным расслоением (заметной разницей доходов граждан) лишь несколько процентов опрошенных, тогда как подавляющая масса считает оправданной разве что незначительное их дифференциацию. Явное большинство украинский не понимает разницы между социальным равенством и равенством возможностей, ведь 73,8% называют важной отсутствие значительного социального расслоения и при этом 72,6% — создание равных условий для всех. Хоть одно исключает другое, потому что при равных возможностей успешные граждане обязательно становятся значительно богаче за менее успешных.

Наиболее патерналистски настроены жители малых и средних городов, где высшей роль бюджетной сферы и государственного сектора в целом (только 12,7% из них считают, что люди сами должны создавать себе условия для жизни). Наименее патерналистские жители села (18,1%) и киевляне (18,9%). Однако даже в двух последних случаях речь идет о крайне малую долю тех, кто полагается прежде всего на себя.

Социальная структура украинского общества также чрезвычайно благоприятная для социал-популизма. Благосостояние львиной доли избирателей связан с централизованным перераспределением национального продукта через бюджет, пенсионный и другие социальные фонды. Так, среди взрослых Украинский насчитывается 11400000 пенсионеров, которые не работают и еще 3600000 тех, которые получают заработную плату из бюджетов разного уровня. Эти категории граждан одни из самых податливых к социал-популизма и вместе составляют около 15 млн человек. Большинство из них имеют право голоса и активно им пользуются.

Безработными, по методологии Международной организации труда (МОТ), является 1850000 человек; еще 0250000 — это те, кто, несмотря на трудоспособный возраст, не относится к безработным, потому что «отчаялся» или не ищет работы за «отсутствия подходящей»; очень условно занятыми являются 2400000 крестьян, которые формально считаются задействованными в подсобных хозяйствах; 3300000 — в других сферах. В большинстве своем эти 7800000 граждан также чрезвычайно податливы к популизму из-за условий жизни и непостоянство заработков.

В то же время официально занятых в коммерческом секторе (включая ФОТ и микробизнесом) в Украине насчитывается сейчас только 8800000: из них 7100000 наемного персонала и 1700000 владельцев. Но и многие представители мелкого бизнеса склонны к социал-популизма, и говорить о популярности последнего среди наемных работников в большинстве сфер экономической деятельности.

Официальный средний доход на человека более 2640 грн в 2014 году имело только 20,1% граждан. 2015-й Госстат данных еще НЕ публиковал, однако учитывая незначительный рост номинальных доходов в прошлом году можно прогнозировать: максимум те же 20% имели на конец 2015 года уровень среднего дохода на человека, выше официального прожиточного минимума, что в декабре упомянутого года был определен Минсоцполитики на уровне 2878-2951 грн соответственно для трудоспособных и детей более шести лет и 2060 грн — для пенсионеров. При этом средняя пенсия — 1,7 тыс. Грн, а минимальная едва превышает 1074 грн.

Смена поколений, во-первых, все еще не завершилась, а во-вторых, произвела ограниченный эффект через нереформированность системы. С людьми, которые вышли на пенсию в советское время или в первые постсоветские годы (рожденные до 1940-го), все понятно. Их активная жизнь вполне пришлось на период СССР и его краха, когда еще не сложились новые отношения. Но так же и граждане до 1970 года рождения — это те, чье сознание формировалось в СССР или в перестроечные годы в широком смысле (то есть в 1985-1995-м).

Стоит признать, что лишь небольшая часть их видела в переходе к рынку и капитализма логику изменения социально-экономических отношений. Для большинства даже тех, кто этот процесс более или менее активно поддерживал, говорилось прежде всего о стремлении к западным стандартам, но никак не принципов жизни. Их вполне устроила бы и и социально-экономическая модель, сложившаяся в Советском Союзе, лишь бы с заработками и другими внешними признаками, так манили советского обывателя и особенно молодежь суток Перестройки.

А капитализм с его неотвратимым социальным расслоением и необходимостью постоянно бороться за место под солнцем в перечень ожиданий от демократизации и рынка не входил. Даже среди тех, кто в 1990-2000-х оказался успешным, отнюдь не все на подсознательном уровне лишились сложившихся еще в позднесоветской действительности представлений о социально-экономические отношения и «справедливость». Что же о гражданах, которые не стали победителями в этой борьбе или по инерции дожили до (перед) пенсионного возраста в социальной нише, которую заняли еще в советские или первые постсоветские годы.

Исследования Института социологии НАНУ показывают, что довольных жизнью в Украине 2014 насчитывалось 35,2%, недовольных — 37,6%, в том числе вполне довольных — лишь 3,8%, а совсем недовольных — 10,1%. Однако среди граждан, которые «активно строят свое будущее», 58,8% против 22,5% довольны жизнью, тогда как среди тех, кто «ищет себя», и тех, кто «не имеет особого желания приспосабливаться», недовольные (соответственно 40,9% и 44,6%) со значительной разницей преобладают довольных (32,9% и 27,5%).

Впрочем, и молодое поколение, особенно та его часть, сознание которой формировалась в сравнительно «сытых» 2000-х с претензиями на европейские стандарты жизни «здесь и сейчас» (как данности, а не результата десятилетних усилий), тоже подвержено популизма. Как, кстати, и его многочисленные сверстники в странах современного ЕС, оно претендует на высокий уровень жизни и предпочитает требовать (или максимум бороться его на массовых акциях), а не достигать рутинными постепенными усилиями.

Устойчива к популизму социальный слой отличается не только малочисленностью, но и медленным темпом роста. При этом политики, общественные авторитеты и лидеры мнений вместо способствовать выработке иммунитета к популизму преимущественно эксплуатируют его в своих целях. Они убеждают людей, что проблема не собственно в этом явлении, а лишь в невыполнении теми или иными лидерами и политсилами лозунгов и обещаний, которых на самом деле они не могли и не планировали выполнить.

Популизм как лейтмотив политического процесса

До сих пор не произошло в Украине и нормальной для капиталистического общества политической структуризации — разделения на сторонников правоцентристского и левоцентристского курса. В мире политические силы соответствующего направления обещают и по крайней мере пытаются реализовать политику в интересах своих сторонников, хотя ее и не воспринимают оппоненты. Затем происходит ротация, и преимущества своего курса пытаются продемонстрировать
представители противоположного лагеря.

В Украине этому до последнего времени мешал электоральный разлом по геополитически-цивилизационном водораздела, вследствие чего возникала постоянная потребность мобилизовать свой лагерь. Поэтому, декларируя правоцентризм, большинство отечественных политических сил активно использовала социал-популистскую риторику, раздавала взаимоисключающие обязательства, которые нельзя было выполнить.

Вместо ориентироваться на интересы определенных социальных групп они обещали все всем: увеличить расходы и уменьшить налоги; предоставить или сохранить фискальные преференции отраслям, которые формируют основу экономики сейчас, и при этом стимулировать развитие новых сфер; сохранять / вводить льготы по уплате налогов и социальных отчислений для категорий занятых, которые составляют большинство всех, кто работает в стране и одновременно сохранять бесплатную медицину и образование и улучшать защиту социально уязвимых слоев.

Как следствие — наблюдалась неспособность реализовать обещания (и все более частое отсутствие намерений это делать). Согласно данным социологических исследований, недовольны нынешней партийной системой чаще всего отмечают, что политсилы не соблюдаются программ и целей, заявленных во время выборов; отстаивают интересы не электората, а только своих лидеров и финансово-экономических кланов.

А вынуждены попытки выполнения хотя бы части разнонаправленных, противоречивых обещаний подрывали экономику, загоняли страну в долговую яму, разрушая мотивацию к производству, сбережений, труда, повышение квалификации и сосредоточивая внимание и энергию активной части общества на новых неадекватных требованиях, запросе еще большего популизма.

Десятилетиями украинскую политику сопровождала постоянная смена «фасада» (лидеров, партий, правительств), однако при этом почти неприкосновенной оставалась сущность коррупционно-олигархической системы во власти и бизнесе. В политической плоскости эти настроения получали продолжение в резких колебаниях уровня поддержки отдельных политиков и возглавляемых ими партий (см. «Организовываться или снова разочаровываться», Неделя № 23/2014). Масштабные кредиты доверия стремительно надувают рейтинги, а потом меняются глубоким разочарованием и даже ненавистью. Единственный шанс избежать этого для политика-популиста — не успеть прийти к власти и продолжать паразитирование на безответственной риторике. Ведь, получив руль, воплотить в жизнь явные и скрытые разнонаправленные ожидания он не сможет.

Однако новое поколение политиков удачно эксплуатирует склонность к социал-популизма значительной части граждан, которую мало интересуют истинные намерения политиков или их готовность выполнять обещания, а отношение к популизму у этих людей некритическое. Мнимое «наказание» очередных политпроектов и замена их аналогичными «новыми» вращаются только потерянным для страны и самих избирателей время. Авторы и спонсоры изначально учитывают их недолговечность, заблаговременно готовят запасные варианты, пытаются успеть отбить вложенные ресурсы за тот короткий период, который им удается продержаться на политическом Олимпе.

Господство популизма в политике сопровождается каждый раз заметным экономическим отставанием Украины не только от развитых стран, но и от все большего числа азиатских и африканских (см. «Остановить отставание», Неделя № 51/2015). Продолжение этой тенденции грозит дальнейшим уменьшением остатков национального богатства, которые можно было бы перераспределить в ядовито-сладкие обещания простого решения проблем за счет «того парня». Причем это происходит тогда, когда страна остро нуждается в горькой правды и идеологии созидания.

Глубинно логика социал-популизма основывается на категорическом неприятии того факта, что «ничем не лучше» другие могут «значительно лучше жить в условиях, когда мне не хватает на то, чего я хочу / нуждаюсь». А поскольку бедных всегда больше, чем богатых, она разрушительные природу и цель. Перераспределение национального дохода, согласно таким мышлением, должен состояться не естественным образом (заработать в результате согласия сторон), а противоестественным (перераспределить через ту или иную форму принуждения).

В гипертрофированном варианте мы видим это в доведенных до крайностей экспериментах режимов большевистского толка, однако в менее рельефном виде: в любом популистском обществе, где в сознании масс путем к улучшению собственного положения является не поиск производительных путей, а получение «манны» от правильного политика, президента, правительства или государства. Впрочем, поскольку перераспределение не требует конструктивных усилий на создание чего-то, а наоборот, включает демотивирующим отсутствие уверенности в пользовании плодами своих усилий, он блокирует развитие страны. У человека может быть мотивация зарабатывать и экономить для себя и близких, но никак не для «того дядю». В таком случае лучше зарабатывать, экономить и инвестировать ровно столько, сколько нужно, чтобы как можно меньше вызвать зависти у других. По крайней мере официально.

Сами популисты все чаще становятся жертвами собственного популизма, ведь человек с доходом около $ 1 тыс. (20-30 тыс. Грн в месяц), что уверена в своей принадлежности к среднему классу и требует «крови» олигархов и мультимиллионеров, с удивлением реагирует на аналогичное отношение уже к ней соотечественника с доходом 8-12 тыс. грн, а тот, в свою очередь, на такой же трактовки его низами, которые живут на 2-4 тыс. грн.

как преодолеть

Корни проблемы — в обществе, которое создает запрос на безответственный популизм, не задумываясь о том, что дешевый сыр бывает только в мышеловке. Поэтому безальтернативным способом преодоления популизма является только обучение граждан на собственных ошибках. Однако, чтобы цена не была слишком высокой, а последствия — необратимыми и фатальными для страны, лидеры мнений должны проявлять больше ответственности. И вместо продолжать игру на популистских струнам откровенно и активно объяснять гражданам, что на самом деле стоить приятные обещания, формировать альтернативные прагматичные ориентации на основе реалистического восприятия сложной действительности и ее улучшения.

Безальтернативной основой долгосрочного повышения уровня жизни должны стать самосовершенствования, получения новых знаний, умений и квалификаций, рост производительности труда, эффективнее приложения собственных усилий (например, через переквалификацию), способность конструктивно отстаивать свои интересы перед представителями других социальных групп, работодателями или органами власти.

В как можно большего количества людей должно быть сформировано понимание факта, что чудес не бывает и для увеличения расходов на ту или иную сферу нужно поднять налоги, а чтобы облегчить фискальное бремя, необходимо урезать расходы. Но, ограничивая расходы казны на определенную отрасль, следует быть готовыми к необходимости расширения ее финансирования гражданами непосредственно или за счет альтернативных совместных механизмов (разных видов страхования и т.д.).

Решения принимать, в условиях демократии определяет общество. Но оно должно понимать их последствия и цену и быть согласен за них платить в прямом и переносном смысле. Иначе завышенные ожидания, соревнования в популизме и демагогии только ухудшать ситуацию в стране, реальный уровень жизни и вести к деградации все большего числа систем жизнеобеспечения: от образования и медицины до государственного управления, административных услуг, правоохранительной и судебной систем, ЖКХ и экологии.

В политической сфере преодоления популизма вряд ли возможно без реальной самоорганизации граждан в партии снизу и их финансирования на основе членских взносов и массовых добровольных пожертвований членов или сторонников, в том числе из представителей малого и среднего бизнеса. Получения ими власти сначала на местном, а затем и на региональном и общегосударственном уровнях научат их членов и сторонников отличать дешевый популизм и обещания «решить все проблемы за вас» от реальных программ, благодаря которым действительно можно изменять ситуацию в стране.

Сформирована на основе граждан, не имеющих лишних иллюзий и завышенных ожиданий, социальная база способна быть достаточно устойчивой, чтобы создать необходимый запас прочности для поддержки прагматической государственной политики и коренного реформирования страны. А люди, подготовленные на различных этапах роста снизу — создать необходимый кадровый резерв для изменения существующей политической и бюрократической систем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *